1
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФИЛИАЛ КУБАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА
В Г. СЛАВЯНСКЕ-НАУБАНИ
ДИАЛЕКТНАЯ КУЛЬТУРА КУБАНИ
В СВЕТЕ ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
(по данным Электронного корпуса диалектной культуры Кубани)
МОНОГРАФИЯ
Краснодар
2017
2
УДК 81`28(470.620):39:004.4
ББК 81.411.2-025.7+81.006.35+32.972
Д44
Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом филиала ФГБОУ ВПО «Кубанский
государственный университет» в г. Славянске-на-Кубани
Авторский коллектив:
Е. Н. Трегубова, кандидат филологических наук, доцент
(введение; гл. 1: п. 1.1.1, 1.2, 1.3; глава 3: п. 3.2.2; заключение)
Л. И. Сартаева, кандидат педагогических наук, доцент (гл. 2: п. 2.1, 2.2, 2.3, 2.4 )
О. С. Финько, кандидат филологических наук, доцент (гл. 3: п. 3.1; 3.2.1)
Н. С. Балаценко, кандидат филологических наук, доцент (гл. 3, п. 3.3)
Е. В. Литус, кандидат филологических наук, доцент (гл. 4, п. 4.1.1; 4.2)
Ответственный редактор
кандидат филологических наук, доцент
Е. Н. Трегубова
Научный редактор
доктор филологических наук, профессор
М. Ю. Беляева
Рецензенты:
Доктор филологических наук, профессор
М. А. Бобунова
Кандидат филологических наук, доцент
И. М. Лисенкова
Д44
Диалектная культура Кубани в свете этнолингвистического анализа
(по данным Электронного корпуса диалектной культуры Кубани) : моногр. /
отв. ред. Е. Н. Трегубова ; науч. ред. М. Ю. Беляева. – Краснодар : Экоинвест, 2017. –
204 с.
ISBN 978-5-942153-354-0
В монографии нашли отражение результаты, полученные в процессе разработки контента и
программного обеспечения Электронного корпуса диалектной культуры Кубани. Цель авторского
коллектива – представить кубанскую локальную традицию как совокупность актуальных дискурсов,
которые отражают наиболее «горячие» зоны в смысловом пространстве культуры; определить
проблематику этнолингвистических исследований на местном материале, выявить круг дискуссионных
вопросов, апробировать возможности применения парадигм антропологической лингвистики для
исследования проблем региональной этнолингвистики.
Издание адресовано исследователям народной традиции, преподавателям и студентам,
изучающим проблемы лингвокраеведения, и всем интересующимся культурой Кубани.
УДК 81`28(470.620):39:004.4
ББК 81.411.2-025.7+81.006.35+32.972
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ и администрации Краснодарского
края в рамках научно-исследовательского проекта «Создание электронного корпуса диалектной
культуры Кубани» № 14-4-23007«а (р)» (2014–2015 гг.)
Полнотекстовая версия издания размещается в базе данных национальной информационно-
аналитической системы «Российский индекс научного цитирования» ИНЦ) на основании Договора с
ООО «Научная электронная библиотека».
ISBN 978-5-94215-354-0 © Коллектив авторов, 2017
© Оформление. Филиал Кубанского государственного университета
в г. Славянске-на-Кубани, 2017
3
ПРЕДИСЛОВИЕ
Этнолингвистика, зародившаяся как самостоятельное направление в
последней трети XIX века, изучает взаимодействие языковых,
этнокультурных, этнопсихологических факторов. По языку
восстанавливаются векторы различных сфер духовной жизни социума.
В случае с диалектной культурой речь идет о характеристиках сознания
микросоциума, находящегося на перекрестье времен и миров, где
локальные (региональные) нормы последовательно проявляют себя на всех
уровнях (организация быта, модели поведения, обряд, язык), образуя тем
самым текст культуры.
Коллектив авторов монографии «Диалектная культура Кубани в
свете этнолингвистического анализа (по данным Электронного корпуса
диалектной культуры Кубани)», возглавляемый Еленой Николаевной
Трегубовой, полно и последовательно реализует перечень возможностей
этнолингвистики в определении общих национально-культурных
особенностей и отграничении их от региональных, присущих Кубани
(Краснодарскому краю).
Теоретическое значение настоящей работы связано с выявлением
специфики лингвокультурных традиций позднего (вторичного)
образования на основе широкого культурно-языкового фона с
применением метода кросскультурного сопоставления: культура
предопределяет ту грань призмы, через которую член этнокультурного
сообщества воспринимает реальность.
Для решения задач исследования привлекаются новые технические
средства, ранее несовместимые с понятиями «диалектология»,
«этнография»: от последних, по образному выражению М. Семеновой, веет
«чем-то немыслимо древним, тайным и жутким». «Электронный корпус
диалектной культуры Кубани», чьи материалы используются в
монографии, в течение ряда лет разрабатывается членами кафедр русской
и зарубежной филологии, математики и информатики с привлечением
студентов специалитета, бакалавриата, магистратуры филиала Кубанского
государственного университета в г. Славянске-наубани. Сопряжение
нашего прошлого в форме текстов «от диалектоносителей» с будущим в
лице компьютерных технологий принципиально важно не только для
аккумуляции знаний, но и для воспитания нового поколения
исследователей.
Основные принципы и методы исследования изложены во
«Введении» и первой главе монографии («Дискурс локальной традиции:
специфика репрезентации в электронном корпусе диалектной культуры
Кубани и методы анализа»). «Электронный корпус диалектной культуры
Кубани» дальнейшем КубДК) описывает бытовую, обрядовую,
религиозную сферы народной традиции. В каждой сфере деятельности
4
этнокультурное сознание проявляет специфические свойства,
«рассматривая» соответствующий участок реальности под определенным
углом зрения, и вычленяя из него отдельные элементы, которые
воплощаются в знаковых системах на основе заданных культурой
параметров. Иерархическая структура корпуса включает подкорпусы,
дискурсы, темы и микротемы.
Результаты применения компьютерных информационных
технологий обработки данных позволяют по-новому взглянуть на
соотношение «битов информации», содержащихся в диалектных текстах.
Сказанное равно относится к семантике и грамматике единиц региолекта и
фольклора. Так, «высокая частотность глаголов демонстрирует на
грамматическом уровне восприятие человеком погоды как сил,
проявляющихся активно, динамически: дмэ, лье як з вэдра, сыпэ, дуе,
цэбэныть, дзюрэ, капае, замоложилось» (глава 1-я); квантитативный
анализ частей речи подтверждает факт разнонаправленного восприятия
мира в песнях линейных и черноморских казаков; «в русских народных
песнях преобладает предметный и признаковый мир, в кубанских и
украинских – предметный и процессуальный» (глава 4-я).
При всей «тотальной компьютеризации» данная работа неизбежно
остается антропоцентрической. Об этом свидетельствуют живописные
названия глав: «Человек и мир неведомый” в дискурсе Мифологические
воззрения”» (глава 2-я, автор – Л. И. Сартаева), «Человек перед лицом
грядущего в дискурсах “Свадебный обряд” и “Рекрутский обряд”:
этнолингвистический анализ» (глава 3-я, авторы – О. С. Финько,
Н. С. Балаценко), «Человек в слове фольклорного дискурса» (глава 4-я,
автор – Е. В. Литус). Каждая из глав включает ссылки на
предшественников в рассматриваемой области филологического знания
(когнитивистика, мифопоэтика, лингвофольклористика и др.), содержит
современный терминологический и понятийный аппарат. Материалом для
выводов монографии становятся как нарицательные, так и собственные
имена (см.: 4.4. «Антропонимическая формула в русско- и
украиноязычных песнях казаков Кубани»).
В ходе работы выявляются концепты, которые не учитывались на
первой стадии формирования списков, макро- и микроуровни
концептуального пространства локальной культуры. Списки концептов
коррелируют со списками микротем.
Наблюдения над тем, как «разворачиваются» говорящими
определенные темы и микротемы в высказываниях, принадлежащих
конкретным языковым личностям, способствуют формированию
представления о своеобразии региональной культуры, вобравшей в себя
коллективный опыт многих поколений. Демонологические поверья,
бытующие на Кубани, являются, судя по приведенным текстам,
чрезвычайно разнообразными, что свидетельствует о наличии живой
5
народной традиции, основанной на усвоении духовного опыта
предшествующих поколений, жизненной силе языческих представлений.
Анализ свадебного обряда и проводов в армию на структурном и
функциональном уровнях обрядового текста показывает, что первый
уровень является в традиционной культуре достаточно устойчивым и
изменяется на протяжении времени минимально. В текстах
прослеживается «дрейф» обряда в его функциональных характеристиках в
зависимости от места в жизненном сценарии отдельного лица
(контаминация символов как следствие изменения концептуальной основы
обряда, усложнение формы символа как результат контаминации двух,
замена старого символа вследствие его утраты новым).
Цель монографии «представить локальную традицию как
совокупность актуальных дискурсов, которые отражают наиболее
«горячие» зоны в смысловом пространстве культуры; определить
проблематику этнолингвистических исследований на местном материале,
выявить круг дискуссионных вопросов, апробировать возможности
парадигм современной лингвистики в рамках этнолингвистического
анализа» – можно считать достигнутой.
Все вышесказанное делает настоящее монографическое
исследование своевременным и перспективым. Дальнейшая разработка
ресурса «Электронный корпус диалектной культуры Кубани» позволит
расширить группы дискурсов, перечень тем и микротем, базу тех
географических и хронологических данных, которые на данном этапе, по
словам ответственного редактора, использовались лишь частично.
Научный редактор
доктор филологических наук,
профессор М. Ю. Беляева
6
ВВЕДЕНИЕ
Развитие этнолингвистики, особенно в ее отечественном варианте
(Московская школа), вывело диалектологию и фольклористику в широкое
поле исследований, обращенных к проблеме взаимосвязей языка и культуры.
Н. И. Толстой заложил основание для разработки новой комплексной
дисциплины, которую определил термином диалектология культуры
[Толстой, 1995]. В область культурологических исследований был
перенесен лингвистический аппарат анализа, направленный на изучение
принципов парадигматики и синтагматики семиотических элементов
культуры. Идеи, разработанные на материале славянской этнолингвистики,
были экстраполированы многими отечественными диалектологами и
этнографами на локальные варианты русской культуры, что в свою
очередь потребовало поиска соответствующих методик анализа и
описания. Диалект получил осмысление как вербальная часть традиции,
способ репрезентации и трансляции менталитета и системы ценностей
этнического сообщества. В связи с этим в научный оборот был введен
термин лингвокультура, актуализирующий интегративную природу нового
предмета исследования. Интерпретация языкового факта объективнее и
многограннее, когда она строится с учетом не только собственно
лингвистических системных характеристик, но и с учетом
коммуникативных и культурных факторов. Языковые механизмы, как
показывает история русского языка, обусловлены культурными и
коммуникативными изменениями, ими определяются и стимулируются.
Границы интереса исследователей-этнолингвистов значительно
расширились – слово стало рассматриваться как способ объективации идей
носителей традиционной культуры. А поскольку традиция живет из уст в
уста, способы фиксации, сохранения и трансляции смыслов носят
уникальный характер, принципиально отличающий ее от письменной
культуры. Этнолингвистика, изучающая диалектные окальные)
культуры, является формирующейся областью знания и строится на базе
диалектологии, фольклористики, региональной этнографии, апеллирует к
парадигмам когнитивной лингвистики. В настоящий момент она
представлена несколькими научными школами, концепции которых
получили освещение в работах Е. Л. Березович (Екатеринбург),
Н. В Большаковой (Псков), В. Е. Гольдина и О. Ю. Крючковой (Саратов),
Е. В Иванцовой и Г. В. Калиткиной (Томск), Е. В. Брысиной и
Р. И. Кудряшовой олгоград). Этнолингвистические разыскания в Северо-
Кавказском научном регионе представлены работами Б. Н. Проценко,
Н. А. Архипенко, Т. Ю. Власкиной (Ростов-на-Дону), Н. И. Бондаря
(Краснодар), Л. П. Ефановой и Ю. А. Кульпинова (Ставрополь) и др.
Диалектные культуры феномен, который должен быть занесен в
красную книгу культуры, так как это исчезающие языковые «организмы»,
7
уже деформированные существенно в условиях глобализации. Будучи
устойчивыми ранее и имевшие надежные механизмы воспроизведения,
они оказались в современном мире меняющихся ценностей уязвимы,
подвержены влиянию массовой культуры. Процессы нивелирования
культурных моделей активно протекают в сельской местности, в станицах
и хуторах Кубани. Высокая плотность населения в Краснодарском крае,
миграции, рыночная экономика, массовая культура, активно навязываемая
СМИ, – все эти факторы невероятно быстро размывают традиционную
культуру, и тем не менее, даже в такой ситуации, сохраняются носители
старой традиции, культурные «островки» станичные и хуторские
фольклорные коллективы, коренные кубанские семьи, яркие диалектные
личности. Утрата традиционной культуры сельским населением и
замещение ее элементов «выбросами» массовой культуры как следствие
влечет возникновение профанных и сугубо прагматических представлений,
как показывают наши исследования. Меняются ономастические и
терминологические системы, религиозные и мифологические парадигмы
замещаются дискурсом экстрасенсов, снижается значительно уровень
нравственных ценностей.
В связи с этим представляется своевременной деятельность
региональных научных коллективов по созданию диалектологических
корпусов, назначением которых является прежде всего репрезентация
диалектного дискурса в разных версиях графической, аудио- и видео-.
Кроме того, корпус открывает возможность не только систематизировать
полученные в экспедициях материалы, моделировать структуру
изучаемого объекта, но и предложить аналитический инструмент, с
помощью которого пользователь самостоятельно может вести наблюдения,
работая с ресурсом.
Электронный корпус диалектной культуры Кубани описывает
бытовую, обрядовую, религиозную и промысловую сферы народной
традиции. В каждой сфере деятельности этнокультурное сознание
проявляет специфические свойства, «рассматривая» соответствующий
участок реальности под определенным углом зрения, и вычленяя из него
отдельные элементы, которые получают воплощение в диалектной картине
мира. Иначе говоря, культура предопределяет угол зрения, ту грань
призмы, через которую член этнокультурного сообщества воспринимает
реальность. Многообразие действительности апеллирует к определенным
формам сознания и получает специфическое отражение в зеркале
соответствующих форм. Дискурсы, порождаемые в разных сферах
жизнедеятельности сельского человека, станичника, позволяют
непосредственно через его слово воссоздать картину народной жизни
прошлых лет от момента заселения Кубани и до нынешнего времени.
Полевые материалы фиксируют разные стадии развития традиции,
осмысления ее «изнутри» – самими ее носителями.
8
Контент корпуса строится на основе иерархического принципа от
макроединиц к микроединицам. Тематический дискурс образован
микродискурсами речевыми фрагментами, объединенными конкретной
темой (топосами). Следует отметить высокое качество речевой
способности кубанских реципиентов. Они не затрудняются при
порождении текста, как правило, изложение событий, описание явлений,
предметов, людей строится в хорошем темпе. Не всегда сегодня в среде
представителей письменной культуры можно наблюдать такую свободную
речевую манеру. Это обусловлено наличием комплекса стандартных
моделей речепорождения для каждой сферы деятельности человека.
Человек культуры традиционной в осмыслении мира исходит из точки
мировосприятия «мы»; «я» понимается как неотъемлемая часть социума,
встроенная в него в соответствии с правилами жизни, принятыми в нем, и
сложившимися на протяжении длительного времени как результат
коллективного опыта. Таким образом, материнская культура сотворяет
человека ментального, помещая его в логос традиции, отличительным
свойством которого является априорность опыта старших, безусловное
приятие принципов жизни, существующих в культуре. Говорящий, как
правило, является наследником традиции, потомком, идущим по следам
своих предков, воспроизводя ее элементы. Способность репродуцировать
культурные ментальные модели закрепляется в процессе коммуникации и
становится частью языковой личности представителя культуры. Тексты
создаются по готовым жанровым стандартам, спонтанно порождаемый
текст генерируется сознанием на базе соответствующих коммуникативной
ситуации и теме речи когнитивных схем, усвоенных им в процессе
разнообразной коммуникативной деятельности.
Предметом анализа в настоящем издании являются особенности
лингвокультурного сознания кубанцев, специфика интерпретации мира,
получившая выражение в кубанской народной традиции и возможности ее
корпусного представления.
Своеобразие исследуемой лингвокультурной ситуации заключается в
том, что новая традиция складывалась на базе разных этносоциальных
потоков запорожского казачества, крестьянства Малороссии и
южнорусских земель, соответственно носителей разных диалектных
культур. Материнская основа кубанской традиции на начальном этапе ее
формирования отличалась языковой пестротой. В западной части Кубани
превалировала малорусская традиция, однако южнорусская и донская
(смежная) традиции активно с ней взаимодействовали. Особенности
лингвокультурной ситуации проецируются на любой семантический
фрагмент языковой картины мира кубанцев, но механизмы и результаты
взаимодействия лексико-семантических массивов материнских
диалектных культур в каждой семантической сфере отличаются
своеобразием. Лингвокультурное сознание, «включенное» в разные виды
9
деятельности человека в бытовую деятельность, промысловую,
обрядовые акты, в мифологическое или теологическое познание мира
оперирует специальными вербальными и семиотическими кодами. Всякий
процесс или акт актуализирует лингвокультурные коды, соответствующие
ему, порожденные в ситуациях одной с ним природы. Рефлексия
языкового сознания осуществляется на основе совокупности схем и
моделей трансформации неязыковой действительности в языковую.
Система кодов транслируется из поколения в поколение, обеспечивая
социуму этнолингвокультурную идентичность.
Дискурс темы, фиксируемый в течение 20-ти лет, позволяет
рассмотреть кубанскую лингвокультуру как феномен в диахронии. В
процессе анализа языковых и культурных фактов, содержащихся в текстах
и отличающихся вариативностью, принципы диахронного анализа
позволяют реконструировать культурную модель, увидеть логику ее
изменения, раскрыть причины этих изменений. В свете такого анализа
можно наблюдать культуру в становлении, динамике, когда еще
различимы связи между знаками семиотического кода, частично
утраченные элементы, благодаря наличию других, могут быть
восстановлены. В синхронии мы наблюдаем другой феномен,
характеризуемый необыкновенной пестротой, утратой логических связей
между элементами, фрагментарный, «клиповый» одни звенья
сохраняются лучше, другие хуже, третьи почти или вовсе утрачены. Такой
феномен существуя в пространстве массовой и молодежной культуры,
испытывает прямое воздействие СМИ, контактирует с разными
ценностными системами. Техническая революция нивелирует традицию,
подменяя ее духовную платформу, заменяя рукотворные практики
технологиями, оригинальность вытесняется шаблонностью. Утрачивая
собственную мировоззреническую основу, народная традиция
«рассыпается», культура как система элементов, организованная на
основании строгих связей и отношений, прекращает свое существование.
Монография состоит из 4глав. В каждой из глав рассматривается
отдельный тематический дискурс как факт репрезентации определенного
участка действительности носителем традиции. Изложение главы
завершается выводами и списком использованной авторами литературы.
В первой главе «Дискурс локальной традиции: специфика
репрезентации в Электронном корпусе диалектной культуры Кубани»
рассматриваются теоретические и прикладные вопросы структуры
Корпуса, репрезентации в его базе диалектных материалов, анализируется
специфика тематических дискурсов, относящихся к разным сферам
лингвокультурной традиции, с точки зрения структурно-семантической и
грамматической организации языковых средств.
В последующих главах проводится анализ тематических дискурсов и
основных их особенностей. Так вторая глава «Человек и мир неведомый”
10
в дискурсе “Мифологические воззрения”» посвящена описанию
мифологических персонажей, «духов повседневности», представления о
которых регулярно воспроизводятся в региональном дискурсе. Перечень
мифологических персонажей, упоминаемых информантами, оказывается
достаточно объемным: домовый (домовой, дымовушка), лишый, кикимора,
водяный одяной), русалка, полудныця, овэн, баньщик (банник), полевая и
др. На местном наречии такие рассказы именуются причтами, устойчиво
сохраняющимися и передающимися из поколения в поколение жителями
определенной местности.
В третьей главе «Человек перед лицом грядущего в дискурсах
Свадебный обряд и Рекрутский обряд”: этнолингвистический анализ»
получили освещение семиотические коды и базовые концепты обрядовой
традиции. Анализ символических кодов народной традиции в синхронии и
диахронии вскрывает многомерность и конституциональность обряда как
хранилища традиции и одновременно социального института,
воспроизводящего ценностную систему сообщества, на основе которой
оно продлевает свое существование в будущем. Исследование
парадиматических и синтагматических свойств элементов семиотических
кодов традиции позволяет обнаружить механизмы демотивации,
ремотивации, десемантизации, ресемантизации, редукции отдельных
актов, смысловых приращений как результат реагирования на новую
действительность. Под влиянием современных факторов многие
обрядовые акты приобретают характер внешних ритуальных действий,
лишенных семантического наполнения или претерпевающих процесс
семантического упрощения. Интерпретируя акт имвол) реципиент
апеллирует не к сакральному (диахроническому) плану традиции, а
прагматическому (современному). Формулы объяснения в основном
таковы: шоб хорошо жылы, дружно жылы, богати булы. Тем не менее
сам материал обряда символический ряд, акциональный, вербальный
(ритуальные фольклорные формулы, поговорки и песни) – богатейший,
что дает возможность реконструировать исконную парадигматику и
синтагматику элементов обряда, восстанавливая его семантический язык и
соотвественно содержание.
Четвертая глава «Мир и человек в слове фольклорного дискурса»
посвящена анализу возможностей включения в Корпус фольклорного
дискурса. В силу разной природы фольклорного и диалектного дискурса
первый требует специальной тематической разработки и координирования
с тематическим репертуаром континуума диалектных текстов. В главе дан
анализ семантики слова в лирической и исторической песне.
Цель предложенной в монографии организации материала
представить локальную традицию как совокупность актуальных
дискурсов, которые отражают наиболее «горячие» зоны в смысловом
пространстве культуры; определить проблематику этнолингвистических
11
исследований на местном материале, выявить круг дискуссионных
вопросов, апробировать возможности парадигм современной лингвистики
в рамках этнолингвистического анализа.
Предполагается в дальнейшем углубление проблематики за счет
значительного расширения текстового корпуса по заявленным здесь темам,
дифференциация материала в Корпусе позволит в дальнейшем
интерпретировать динамику культурных парадигм в дискурсе с учетом
полной базы географических и хронологических данных, которые на
данном этапе использовались частично.
За пределами анализа остались дискурсы промысловой сферы
кубанской культуры – «Охота» и «Рыболовство», духовной культуры
«Похоронный обряд», которые уже представлены в Корпусе, формируется
подкорпус «Семейный уклад», расширяется дискурс «Народное
православие». Круг тем и микротем вычлененных дискурсов постоянно
пополняется.
Перспективы дальнейшего исследования в этом направлении
связаны с разработкой ресурса «Электронный корпус диалектной культуры
Кубани». Это современный и необходимый ресурс в области научных
исследований регионоведческой направленности, а также и в сфере
учебной деятельности. Осмысление дидактических и воспитательных
возможностей Корпуса ведется в течение нескольких лет в рамках
конференции «Ресурсы региона: объект исследования и источник
обновления образовательной парадигмы», организатором которой является
кафедра русской и зарубежной филологии (2013, 2014, 2015 гг.).
В магистерских исследованиях студентов филиала КубГУ в г. Славянске-
на-Кубани на материале фондов Корпуса разрабатываются темы
регионоведческой направленности: «Лингвокультурологический
комментарий как инструмент формирования языковой и культурной
личности школьника (Т. В. Пинаева, 2013), «Мифологический диалектный
дискурс Кубани как дидактический и воспитательный ресурс на уроках
русского языка и литературы» (Д.И. Петриченко, 2015).
Материалы Корпуса и научные работы публикуются на сайте
научного руководителя проекта «Создание электронного корпуса
диалектной культуры Кубани» доцента Е. Н. Трегубовой «Региональная
этнолингвистика» http://www.ethnolex.ru/.
12
1 ДИСКУРС ЛОКАЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ: СПЕЦИФИКА
РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В ЭЛЕКТРОННОМ КОРПУСЕ ДИАЛЕКТНОЙ
КУЛЬТУРЫ КУБАНИ
1.1 Корпус как модель репрезентации диалектной культуры
1.1.1 Научные координаты региональной этнолингвистики
Систематизирующие и моделирующие свойства корпусной
технологии сегодня предоставляют новые возможности значительно
оптимизировать деятельность не только по фиксации, расшифровке и
систематизации записей диалектной речи, но, что особенно важно,
оперировать большими массивами текстов. В исследовательское поле
диалектологии в связи с новыми задачами имеем здесь в виду
диалектологию культуры интенсивно втягивается инструментарий
современной лингвистики коммуникативно-прагматического направления,
когнитивного, этнолингвистического, на основе которых формируются
новые методы и в области описания диалектной традиции, и в области ее
анализа на уровне уже не отдельной дифференциальной особенности, а
таких крупных единиц и категорий, как концептуальное поле,
семантическое поле, диалектная картина мира, языковая личность и др.
Дискурс-анализ является той научной парадигмой, в свете которой
последние десятилетия получают освещение находящиеся ранее «в тени»
сферы диалектологии принципы диалектной (сельской) коммуникации
[Гольдин, 2002; 2009], синтаксис диалектного высказывания [Демешкина],
стратегии и тактики диалектного дискурса на примере разных групп
текстов [Большакова].
Когнитивная парадигма также активно осваивается в работах
этнолингвистического толка на широком словарном диалектном материале
[Калиткина], на базе топонимов [Березович], лексико-фразеологических
массивов [Брысина]. Мифологическая картина мира, погребальная
обрядность, свадебная обрядность исследуются на донском материале
учеными Южного федерального университета [Архипенко, Власкина].
Коллективом кубанских исследователей на протяжении последних
десятилетий накапливается опыт применения информационных
технологий для систематизации и анализа диалектного дискурса. За
единицу изучения и описания нами был принят тематический дискурс,
который рассматривается как естественная среда бытования слова; тема и
установки говорящего определяют характер грамматического портрета
текста. В частности в рамках проектов РГНФ (06-04-38404 а/Ю, 2002–
2007; 10 04 38407 а/Ю, 2010) было получено полное
лексикографическое описание дискурсов «Свадебный обряд» и
13
«Мифологические воззрения», которое включало в себя грамматические
словари дискурсов, и предложены методы анализа этих данных в ряде
научных статей [Емельянова, Трегубова, 2004; Трегубова, 2005].
Завершающим этапом работы стал гипертекстовый мультимедийный
словарь диалектного дискурса на примере дискурса «Свадебный обряд»
[Емельянова, Трегубова, 2004].
Опыт этнолингвистической интерпретации слова-концепта
диалектного дискурса был получен в процессе подготовки выпусков
«Материалов этнолингвистического словаря» [Беляева, Трегубова].
На основе изучения лексикографического дискурса словаря «Славянские
древности» [Славянские древности] была создана модель словарной
статьи, структура которой определяется лингвокультурологической
направленностью анализа справочная и иллюстративная зоны словарной
статьи образуют культурный текст, позволяющий наблюдать слово как
единицу лингвокультуры в синхронии и диахронии.
Таким образом, в практике работы сформирован
дифференцированный текстовый фонд, который представлен дискурсами
разными и в жанровом отношении, и тематическом, персонологическом,
хронологическом. Работа по сбору материала ведется с 1997 года.
Определились две стратегии моделирования материалов в корпусе
дескриптивная стратегия основана на дискурсивном и
этнолингвистическом анализе. Параметризация дискурса представляет
собой экспериментальный этап работы, который предполагает наличие
экспериментальных списков разметки и работу с ними в Приложении
«Рабочее место лингвиста». В ходе работы выявляются концепты, которые
не учитывались на первой стадии формирования списков. Выявлены макро
и микроуровни концептуального пространства локальной культуры.
Списки концептов коррелируют со списками микротем, и эта ситуация
требует специального анализа.
Аналитическая стратегия строится на основе системы параметров.
Списки параметров определяют возможности сортировки и выборки из
контента Корпуса конкордансов микротемы или темы. Планируется
проектирование лексикографического модуля Корпуса в виде Приложений
для получения вертикальных лексиконов и грамматических словарей
дискурса и его фрагментов. Таким образом, слово как единица тезауруса
получит описание в виде формирующихся автоматически словарных
статей.
Контент Корпуса образуют дискурсы, в которых репрезентированы
ключевые сферы традиционной культуры. Каждая сфера моделируется в
Корпусе методом параметризации. Списки параметров представляют
собой имена доминирующих микротем и концептов дискурсов.
14
Таблица 1 – Структура контента Корпуса
ЭЛЕКТРОННЫЙ КОРПУС ДИАЛЕКТНОЙ КУЛЬТУРЫ КУБАНИ
ПОДКОРПУСЫ
#
ОБРЯ
-
ДОВАЯ
КУЛЬ-
ТУРА
#НАРОДНЫЕ
ВЕРОВАНИЯ
#ФОЛЬКЛОР
#ПРОМЫС-
ЛОВАЯ
КУЛЬТУРА
#БЫТОВАЯ
КУЛЬТУРА
#РЕМЕСЛА
#СЕМЕЙ-
НЫЙ
УКЛАД
ТЕМАТИЧЕСКИЕ ДИСКУРСЫ
Свадеб-
ный
обряд
Народное
православие
Лирическая
песня
Рыболов-
ство
Строитель-
ство
Вышива-
ние
Семья
Родин-
ный
обряд
Мифологи-
ческие
воззрения
Историче-
ская
песня
Охота Метеоро-
логия
(народный
календарь)
Ткачество Воспита-
ние
Крестин-
ный
обряд
Обрядовая
песня
Кулинария Плетение
из соломы
Женские
роли
Похорон-
ный
обряд
Паремио-
логический
дискурс
Мужские
роли
Рекрут-
ский
обряд
Дети
Кален-
дарные
обряды
Внуки
В процессе тематической разметки определены тематические поля
дискуров, которые представлены списками тем и микротем. Приведем в
качестве иллюстрации фрагмент списка подкорпуса «Народные
верования»:
– Мифологические воззрения
– Апелляция к личному опыту
– Аппеляция к чужому опыту
– Коллективный опыт
– Частный опыт
– Бабка (бабушка)
– Действие человека
– Заговор
– Лечение
– Магический предмет
– Место встречи персонажа с человеком
– Молитва
– Портрет
– Речевое действие персонажа
15
– Ситуация
– Событие
– Физическое действие персонажа
– Ведьма (ведьмак)
– Действие человека
– Магический предмет
– Место контакта МП (мифический персонаж)
– Способ контакта
– Время контакта
– Результат контакта
– Причина контакта
– Место обитания МП
– Портрет
– Речевое действие персонажа
– Сакральное время
– Сакральный локус
– Ситуация
– Событие
– Физическое действие персонажа
Представленная структура корпуса не является конечной, звенья
этой модели дополняются в ходе обработки диалектного дискурса,
выявляются новые темы и микротемы, что требует в дальнейшем их
последовательной фиксации при разметке дискурсов.
1.1.2 Концепция лингвокультурологического корпуса:
дескриптивная и аналитическая стратегия репрезентации локальной
традиции
Северо-западный вариант кубанской традиции создавался с конца
XVIII столетия на основе украинской диалектной культуры, носителями
которой были черноморские казаки и крестьяне черниговской, полтавской
губерний, а также крестьянские семьи, переселявшиеся из южнорусских
земель. В дальнейшем традиция формировалась в русскоязычном
окружении, но в ситуации непосредственного и постоянного контакта с
украинскими переселенцами. Однако семантическая сеть, которую
«набрасывает» на новую действительность языковое сознание
формирующейся диалектной личности, отличается спецификой в силу
того, что порождается она в новых обстоятельствах в условиях другой
климатической зоны, другой культурно-исторической ситуации, и является
«родной» (единой) для всех членов нового этнокультурного сообщества.
Текстовую базу КубДК образуют оцифрованные речевые
произведения, которые представляют собой большей частью тексты-
монологи, тексты-рассказы, инициированные исследователем-собирателем
16
в ходе целенаправленной беседы, ограниченной определенной тематикой.
Диалектоноситель оказывается в сложной ситуации, так как вступает в
процесс коммуникативного и культурного взаимодействия с человеком
другой среды, что порождает сложный дискурс нарративный (рассказ о
чем-либо), рефлективный (попутно дается оценка явлениям старого и
нового времени), пояснительный (говорящий учитывает, что слушателю
может быть не все понятно). Несмотря на искусственность ситуации для
говорящего, которому присваивается в этом случае особая роль
выступать в качестве репрезентанта культуры, войти в процесс
воспроизведения особенностей традиции, носителем которой он является,
полученные тексты могут быть рассмотрены как особая группа: тексты, в
которых традиция фиксируется не в момент ее свершения, а в ситуации
воспроизведения ее в процессе воспоминания, извлечения из ментальной
картины мира говорящего. «Оценивая коммуникативную ситуацию, в
которой происходит общение собирателя и информанта, следует
подчеркнуть доминирующую роль собирателя, который, задавая тему
разговора, обеспечивает успешность коммуникативного акта. Таким
образом, собиратель не исключен из общего дискурса, напротив, каждый
из участников коммуникации рассказчик и слушатель ведет свою
партию. В двуединстве дискурса диалектоносителя и дискурса собирателя
рождается весь массив диалектных текстов, отражающих естественную
народную речь» [Большакова, с. 8].
Ценность воспоминаний отдельного члена этнокультурного
сообщества состоит в том, что события в процессе порождения текста
интерпретируются на основе концептуальной (коллективной) картины
мира и объективируются в знаках семиотических и языковых кодов,
бытующих в локальной культуре. В мировидении отдельной языковой
диалектной личности отражается совокупность установок социума,
определяющая закономерности восприятия окружающей действительности
[Иванцова], обусловленные «прежде всего традиционным образом жизни,
воспроизведением опыта предшествующих поколений без существенных
изменений, одинаковостью занятий, подчинением миру общине,
регламентировавшей практически все проявления личной жизни
коллективными производственными и этическими традициями»
[Никитина]. Преобразование «сцен реального мира» в процессе
речемыслительной деятельности происходит в соответствии со
стандартизированными представлениями, соответствующим типовым
ситуациям, типовому набору характеристик объектов ним относятся
сценарии, фреймы, схемы) [Темнова].
Разработка модели КубДК, его структурных элементов определяется
концепцией, задачами его составителей. В. Е. Гольдин, сравнивая Корпус
национального русского языка с Саратовским диалектным корпусом,
сформулировал ряд принципиальных задач в области разработки
17
диалектологических корпусов, указывая на специфику самого материала:
диалектные тексты представляют совершенно особую, так называемую
традиционную культуру», особые самодостаточные языковые системы и
автономные коммуникативные образования [Гольдин]. Они воплощают
специфическое содержание и специфические формы коммуникации,
поэтому без специального лингвистического и культурологического
сопровождения эти тексты могут лишь казаться понятными
предполагаемым пользователям корпуса [Гольдин]. Следовательно,
Корпус должен строиться таким образом, чтобы пользователю были
доступны микро- и макроединицы ресурса. Задача «воссоздания в корпусе
соответствующего лингвистического и культурного самом широком
смысле) фона в целом и в связи с содержанием каждого конкретного
текста в отдельности» должна «решаться отсылками к размещенным в
корпусе историческим, этнографическим, географическим и др.
энциклопедическим данным мультимедийного характера, а также
специальными комментариями к упоминаемым в конкретных текстах
событиям, лицам, природным объектам, артефактам, идеям и т. п.
Подобные комментарии целесообразно ориентировать не на традиционную
культуру в целом и не на диалекты вообще, а на комплексы текстов
конкретных говоров» ольдин].
Разделяя позицию саратовских диалектологов, уточним, что модель
КубДК разрабатывается на основе лингвокультурологического подхода,
что обусловливает специфику его структуры и определяет характер
размещенных в нем материалов. Дескриптивная и аналитическая стратегии
Корпуса позволяют моделировать сферы традиции и их отдельные
фрагменты с помощью языковых единиц или их совокупностей дискурс,
микродискурс, грамматический портрет микротемы (темы), лексический
портрет микротемы (темы) и др.
Дескриптивная стратегия репрезентации материалов в Корпусе
основывается на тематическом принципе. Иерархическое дерево Корпуса
отражает членение диалектного дискурса по уровням: от макродискурса к
микродискурсу. Макроуровень образуют коммуникативно-тематические
блоки: «Обрядовая культура», «Народные верования», «Промысловая
культура», «Бытовая культура». Подкорпус включает тематические
дискурсы, которые сегментируется на основе того же иерархического
принципа: от макротемы к микротеме. Например, обрядовая культура:
свадебный обряд: сватовство: сваты, жених, хлеб, невеста и др.; народные
верования: миф: мифологический персонаж: время, локус, портрет,
действие персонажа, действие человека и др. Таким образом, бытовая,
промысловая, духовная сферы деятельности человека репрезентируются
определенной группой тем и микротем «тематическим репертуаром»
[Дейк, с. 51]. Основанием для такого членения материала являются работы
современных специалистов в области дискурс-анализа [Демьянков;
18
Кибрик]. Современные исследователи дискурса приходят к выводу о
существовании семантических макроструктур и процедур их выделения на
основании того, что содержание большого текста может быть выражено
одним предложением [Дейк]. В ряде современных работ отечественных
лингвистов, диалектологов в том числе, также выделяется
гипертематический уровень текста [Косицина, с. 52].
Аналитическая стратегия направлена на возможности получения
полного лексикографического описания темы и микротемы дискурса с
помощью специальных программных приложений. Частотный словарь и
грамматический словарь темы (микротемы) позволят решать задачи
выявления лексических доминант темы (микротемы), специальных ее
грамматических характеристик, на другом уровне рассмотреть вопросы о
локальном варианте концептуализации действительности, продуцируемым
этнокультурным сообществом и транслируемым в пространстве его
жизнедеятельности от поколения к поколению. Предлагаемые стратегии
организации модулей Корпуса апробировались ранее в работах авторского
коллектива. Так принцип тематического членения был использован при
создании текстовой базы диалектного лексикографического фонда
локальной культуры Кубани [Трегубова, 2005; Трегубова, 2007]. В ряде
работ были предложены принципы лексикографического описания
тематического диалектного дискурса на основе информационных
технологий [Емельянова, 2000; Емельянова, 2004; Трегубова, 2005].
В гипертекстовом словаре дискурса свадебного обряда применялся опыт
фреймовой репрезентации слова и его грамматической парадигмы на
материале текстов диалектоносителей станиц и хуторов северо-западной
части Кубани [Емельянова, 2004]. Всякий дискурс, согласно точке зрения
В. З. Демьянкова, формально «представляет собой объединение
предложений или их фрагментов», в то время как содержание дискурса
концентрируется вокруг некоторого «опорного» концепта, который
называется «топиком дискурса», или дискурсным топиком [Демьянков,
с. 34]. Дискурсный топик может быть соотнесен с